Водное голодание

1 марта премьер-министр Дагестана Артём Здунов провёл совещание по вопросам водоснабжения нескольких населённых пунктов, в том числе Дербента, Дагестанских Огней и Дербентского района. Снабжающее их МУП «Водопроводно-канализационное хозяйство» (его представителей не пригласили на мероприятие) – уже третье предприятие, которое учреждает дербентская мэрия и передаёт в эксплуатацию сетевое хозяйство. Два предыдущих развалились под бременем долгов. «Черновик» разбирался в причинах хронической убыточности.

«Здесь, помимо общих проблем с некачественным водоснабжением (необходимо прямо сказать, что иногда из крана течёт мутная вода с неприятным запахом), добавляются перебои с подачей питьевой воды, подача воды по графику и её острая нехватка в летнее время», – отметил на совещании Артём Здунов.

К этому можно добавить строительство домов на сетях водоканала и практический износ труб. Даже запуск нашумевшего Самурского водовода, по мнению начальника производственно-технического отдела водоканала Халида Алиева, приведёт к коллапсу: «мёртвое» электрооборудование, ветхие сети, которые не выдержат дополнительного объёма воды, а у МУПа нет резервуаров для её хранения.

Жалуется руководство МУПа на хаотичную застройку города, игнорирующую возможности водоканала и сетей Дербента. «У нас около 35 домов, в том числе по программе «ветхое жильё», не говоря про коммерческое строительство. Мы не принимаем эти дома, потому что точка подключения по ним не соответствующая. Если бы многоквартирные дома, которые на учёте не стоят, обращались за техусловиями к нам, мы бы им показали другую точку подключения, чтобы равномерно распределить нагрузку на участок. Домов много выросло, а сети не заменили. Значит, нужно ему подключиться чуть дальше. Мы им даём точку, а они отказываются, потому что оттуда проводить дороже. Он идёт в администрацию и там решает все проблемы. Архитектор подписывает акт ввода, и появляется дом с жильцами, у которых нет лицевых счетов», – рассказывает руководитель абонентской службы водоканала Шамиль Пикиев.

Но больше всего неприятностей для ВКХ, по мнению его руководителя Арсена Шапиева, создаёт учредитель – городская администрация.

Большая часть имущества предприятия достигла крайней степени износа

 

Наглые попутчики

 

Основная проблема, по его словам, – это огромная масса безучётных потребителей. Город снабжается из двух источников – с северной стороны вода поступает из Кайтагского водовода, с южной – из Самурского. На семи скважинах кайтагского водозаборного сооружения добывается в час 833 кубометра воды (около 20 тысяч кубометров в сутки). Большая часть из них не доходит до Дербента из-за так называемых попутчиков – населённых пунктов, которые проходят вдоль протяжённости трубы. Например, до Геджуха теряется 816 кубометров воды (2%), после Геджуха – 767 кубов (6%). Основной объём – 36% – выливается на с. Чинар и Дагестанские Огни – 302 кубометра. (Привилегированная позиция этих населённых пунктов объясняется их низменным месторасположением. После Даг. Огней в Дербент вода идёт на подъём через сопротивление.)

У них вода идёт круглосуточно, а в Дербент, говорит Шапиев, подаётся по часам. Всего в город доходит только 21% добытой воды. (Для сравнения: в Даг. Огнях проживает около 30 тысяч человек, в Дербенте – 130 тысяч.) В итоге поступает около 10 тысяч кубов в сутки.

Обслуживание водовода протяжённостью 45 км полностью лежит на водоканале. Все затраты на его содержание сосредоточены в тарифе – 3,27 рубля. По этой цене (по оценкам руководителя водоканала, она неоправданно низкая) «попутчики» и получают воду. Тариф для этих населённых пунктов составляет в среднем 8 рублей (а у Даг. Огней и вовсе 9,20 рубля), но никаких документально закреплённых соглашений с водоканалом у них нет. «Получив тариф, они должны были заключить договоры с нами, но потребители платят за воду в местные администрации или коммунальные предприятия. Деньги оседают в чужих карманах», – рассказывает Шапиев.

По его словам, ВКХ имеет право отключить эти населённые пункты как незаконных потребителей, но тут начинаются звонки из администрации с требованием возобновить снабжение. Противиться воле мэрии, по его словам, предприятие не может, поскольку она является собственником эксплуатируемого МУПом имущества. «На Самурском водоводе такая же ситуация. Никто не оплачивает. Например, не может заключить договор на поставку с Совхозом Карла Маркса, граничащего с Дербентом, также незаконно запитаны теплицы, дачи с бассейнами, виноградники».

В доказательство своих доводов водоканал предоставил редакции копии квитанций об оплате за 2013–2016 годы жителями Геджуха, Чинара (стоит штамп сельских администраций) и Дагестанских Огней (печать местного МУПа «Чистая вода»). Задолженность по населённым пунктам Дербентского района представлена в таб. 1.

Начальник УЖКХ Салих Рамазанов отрицает наличие каких-либо препон со стороны администрации: «Если воду добывают, несут потери, затраты, как мы можем не позволить (получать оплату)? Вопросы организационного характера в компетенции водоканала. Конечно, этой проблемой мы также занимаемся. Главы попутных поселений должны заниматься организацией оплаты за поставленные услуги. К сожалению, потребители уклоняются, говорят: не можем собирать. Но делать это за них в чужом муниципальном образовании гарантпоставщик Дербента не имеет права. Должно быть ответственное юридическое лицо».

Кроме того, в перечне должников МУПа находится 118 бюджетных организаций: школы, детские сады, интернаты, госучреждения, ведомства, в том числе администрация Дербентского района. Их общая задолженность, по данным на 2 февраля 2018 года, составляет свыше 2,4 млн.

 

Неполный список

 

В 2003 году у предшественника водоканала забрали базу данных и передали УЖКХ. По договору с нынешним МУПом (учреждён в декабре 2015 года) УЖКХ получало комиссию за сборы от 5 до 10%, хотя сборы у него были очень низкие – 1,8 млн, максимум – 2 млн. МУП настоял и отделился. После расторжения договора управление должно было официально передать водоканалу абонентскую базу. По словам Шапиева, этого до сих пор не произошло: «Мы отделились, и кассы РКЦ перешли к нам. Абонентская база была непонятная. Сталкивались с завышенными лицевыми счетами, двойными, тройными, когда у одного клиента несколько счетов. Так проще раскидать долги и увеличивать дебиторскую задолженность. У нас есть письма на имя главы города, начальника ЖКХ с просьбой сделать акт сверки по базе, по финансам. Они не сделали, потому что все эти двойные и тройные счета выплывут наружу и окажется, что там в базе, допустим, не 50 тысяч абонентов, а меньше. Когда передавали их в 2003 году, УЖКХ забрало абонентскую базу почти 60 тысяч абонентов, а нам вернуло всего 35 тысяч».

После того как предприятие открыло свои кассы и начало собирать деньги самостоятельно, из 35 тысяч по факту платили 6–8 тысяч абонентов (при официальном населении города 132 тысячи).

«Допустим, реально живут 100 тысяч. Хотя бы 60 тысяч абонентов у нас должно быть? После этого водоканал начал самостоятельно проводить инвентаризацию, ходить по домам, проверять. И у нас сейчас реальная наша база дошла до 35–40 тысяч, которые действительно платят за воду. От остальных не можем добиться заключения договоров. В городе сборы не менее 4 млн. Но мы недовольны этой работой. За это время в других водоканалах мы успевали сделать намного больше», – говорит Шапиев. По его расчётам, чтобы водоканал был в нулях, не инвестировал в ремонт сетей, а просто платил налоги и зарплаты, он должен собирать не менее 5,5 млн.

Сегодня, по его словам, ТСЖ и управляющие компании продолжают платить в расчётно-кассовый центр при УЖКХ, хотя управление не имеет права заниматься сбором денег после расторжения договора. Т. е. фактически все многоквартирные дома идут мимо кассы водоканала, так что в клиентской базе МУПа перекос в сторону частных домов. «Все они замкнуты на городском УЖКХ и его начальнике Салихе Рамазанове. Под его руководством это всё идёт, а мы ничего сделать не можем: сразу начинаются звонки» – считает начальник ВКХ. Он добавляет, что 90% жильцов, как правило, платит исправно, но средства до водоканала не доходят. «До этого отсюда уволили 4 директоров, стоило им только заикнуться о расторжении отношений с УЖКХ. Мы подошли к этому вопросу юридически подкованными, поэтому смогли отстоять. С этого момента попали в немилость начальнику УЖКХ, главе города и заму, – говорит Шапиев. – Мы не подписали акт о готовности к осенне-зимнему сезону: элементарно договоров с водоканалом нет. Поставили ультиматум: подпишем, если заключите с нами договоры. В итоге мэрия приняла подготовку к зиме без участия водоканала, хотя не имела права. До сих пор люди приходят и говорят, что платили в РКЦ, а у нас в базе данных его нет. По поводу левых касс мы собрали все бумаги и положили главе на стол».

«Пусть заключает договоры. Отношения с потребителями выстраивает сам водоканал. Если они отказываются, пусть принимает меры, он же гарантирующий поставщик услуг», – считает начальник УЖКХ. Он отрицает, что администрация как-то препятствует МУПу в этом вопросе. «Из общей платёжки РКЦ они свою услугу исключили. Теперь они сами должны  предоставлять потребителю квитанцию на оплату. Но такой работы у них пока нет», – сказал Рамазанов, добавив, что пока МУП обходится кассами, а за работой управляющих компаний должна следить госжилинспекция. Он также утверждает, что абонентская база была передана ВКХ по первому требованию, и по официальному запросу готов предоставить подтверждающие документы.

Рамазанову противоречит комментарий жительницы многоквартирного дома по ул. Гагарина, пожелавшей сохранить анонимность: «Подача воды у нас всего лишь два раза в день. У всех есть баки, у нас, например, 2 тонны. А для тех, у кого нет, это вообще проблема. Два раза в день – утром и вечером, сами понимаете, что можно сделать с этой водой. И подаётся она в неудобное время».

– А вы оплачиваете за воду напрямую водоканалу или как?

– Приходит общая квитанция от РКЦ, там всё оплачиваю.

Общая задолженность по всем управляющим компаниям и ТСЖ города, по последним данным, составляет 14,1 млн рублей.

Некоторые должники МУП «Водопроводно-канализационное хозяйство»
Наименование абонента Сумма на 01.02.2018 г.
Дербентский район
1. МУП «Чистая вода», г. Даг. Огни 8 056 321
2. Сельсовет «Геджухский» 7 012 536
3. Сельсовет «Чинарский» 13 915 776
4. с. Араблинское 4 019 032
5. с. Н. Джалган 3 478 944
6. с. Аладаш 162 792
7. Агрофирма Г. Давыдовой 563 538
8. с. Рубас 43 793
9. п. Белиджи 3 478 944
10. с. Белиджи 693763
11. с. Хазар 2 226 147
12. с. Авадан 60 446
13. с. Митаги 68 038
14. с. Нюгди 22 607
15. с. Сабнова 23 857
16. Агрофирма «Низами» 42 986
Итого: 43 869 519

 

 

Подарок с подвохом

 

Кроме того, Шапиев утверждает, что МУПу приходится делать то, что не входит в круг его полномочий. Например, ремонт и очищение ливневой канализации, которую построили три года назад. Официально она не передана на баланс МУПа и остаётся в ведении у ЖКХ. Также не все канализационные сети переданы водоканалу: «Мы неоднократно писали главе, чтобы признали их бесхозными и передали водоканалу. Обслуживая их сейчас, мы несём нецелевые расходы». В прошлом году управление заключило два тендера с ООО «Амир». В июне прошлого года – на 1,9 млн рублей на содержание ливневых канализаций, в ноябре – на 2,1 млн на ремонт сетей водоотведения. На этот год расходы на ливнёвку в бюджете города не предусмотрены.

ВКХ не может достучаться до мэрии и по другим вопросам.

«Закольцованная система Кайтагского и Самурского водоводов соединяется через тоннель. В случае необходимости это позволяло перекачивать воду из одной части города в другую. Когда была реконструкция тоннеля к 2000-летию Дербента, трубу оторвали и выбросили. Сейчас разрыв получился. Своими силами мы это можем сделать, если купят материалы», – считает главный инженер водоканала. «Когда на совещаниях бываем, говорят, что 800–900 млн нужно на нормализацию водоснабжения. Но это же смешно, – добавляет Шапиев. – Мы не имеем права многие вещи делать, потому что мы только эксплуатанты имущества, а всем этим должна заниматься администрация. Но мы вынуждены закупать электрооборудование, насосы, потому что в противном случае город останется без воды. Уже два года ведём одностороннюю переписку с администрацией». Шапиев показывает на две увесистые папки: «И это я себе не служебный автомобиль выпрашивал».

Многоквартирные дома в Дербенте возводятся на магистральных сетях

Также в начале прошлого года перед открытием набережной по инициативе водоканала заменили водопроводную трубу диаметром 257 мм протяжённостью более 300 м: «Мы их проинформировали, что на определённом участке она непригодна для эксплуатации. Они пообещали заменить. Трубу привезли и позвонили нам, что можно варить. Наши люди заварили. Труба пескоструйная, намазана битумом, по ней не определишь, старая она или новая. По сей день идут массовые жалобы, что вода с запахом газа. По всей видимости, она ранее эксплуатировалась газовыми службами. Неоднократно писали об этом и в прокуратуру, и главе города, и в правоохранительные органы. Фактически через неё проходит водоснабжение трети Дербента, потому что она магистральная». Рамазанов добавил, что такой разговор был, а трубу по поручению главы Чечни Рамзана Кадырова предоставила компания, которая занимается реставрацией ул. Х. Тагиева. ]§[

Добавить комментарий