Жесткая посадка на родине

Жесткая посадка на родине

Вернувшимся из Сирии женщинам позволят сидеть с детьми

25 мая 2014 года Виктория Будайханова справляла в Москве свое 18-летие. По телефону мать Зиярат поздравляла дочь и уже видела ее успешным человеком в будущем. Однако через три дня Виктория позвонила матери и сообщила, что она в Стамбуле и ее искать не стоит.

Еще одна судьба и история, похожая на сотню других подобных. 13 ноября Виктория Будайханова в составе группы из сорока одного человека прилетела в Грозный с территории военной базы Хмеймим спецбортом Министерства обороны. Это самая многочисленная группа женщин и детей, доставленных в Россию из Сирии и Ирака после того, как в августе Рамзан Кадыров заявил, что вместе с Минобороны они будут вывозить женщин и детей из зоны боевых действий.

С Викторией были еще три дагестанки: Русалина Шабанова, Халимат Алхатова и Залина Габибулаева. Все они после заполнения надлежащих документов и беседы были переданы родственникам. Однако позже сотрудники МВД по Дагестану задержали женщин, так как ранее они были объявлены в розыск. До этого также были задержаны Муслимат Курбанова и Загидат Абакарова, в отношении которых Советский районный суд Махачкалы избрал меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на два месяца.

Как рассказала «МД» мать Будайхановой, в отношении ее дочери еще не избрана мера пресечения, даже на адвоката денег у матери нет.

«Вчера к нам домой приходили сотрудники из Москвы с обыском. Сказали, что дочь будут переправлять в Москву для дальнейшего выяснения. Она же уехала туда из Москвы. Уговорили подруги. Что за подруги и как сложилась их судьба – я не знаю. Она была студенткой архитектурного колледжа и собиралась после окончания поступать в вуз по специальности этой. Теперь, спустя три года, вернулась».

Сейчас Виктория находится в СИЗО Махачкалы, а ее двухлетняя дочь – у бабушки. Будайхановой будет предоставлен государственный защитник. Мать пытается продать имущество, чтобы выручить хоть какие-то деньги.

«В Сирии она вышла замуж, родила двоих детей. Младший мальчик шести месяцев остался там с отцом, его не удалось вернуть. Да, судьба моей дочери сломлена. Моя единственная цель — это найти тех, кто подговорил ее на это. До конца своих дней я хочу искать их, чтобы собственноручно наказать, отомстить за дочь. Как бы то ни было, я благодарна и руководству Чеченской Республики, и Зияду Сабсаби, которые вернули мою дочь домой», – говорит Зиярат.

Уполномоченный по правам ребенка по Республике Дагестан Марина Ежова рассказала «МД», что почти все возвращаемые женщины имеют грудных детей. Однако для многих они становятся инструментом манипулирования.

Ранее в СМИ распространилась информация, что грудничков отлучают от матерей. По поручению уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Татьяны Москальковой дагестанский омбудсмен Уммупазиль Омарова проверила условия содержания в СИЗО Махачкалы вернувшихся из Сирии Абакаровой и Курбановой.

Как сообщается на сайте уполномоченного по правам человека по Дагестану, в личных беседах с задержанными жалоб на условия их содержания не поступало, материально-бытовые и санитарно-гигиенические условия соответствуют требованиям законодательства.

Вместе с тем, по обращению омбудсмена руководством МВД по Дагестану и СИЗО Махачкалы принимаются меры по размещению указанных лиц с их согласия в специально оборудованных камерах с улучшенными материально-бытовыми условиями для совместного нахождения со своим ребенком в возрасте до трех лет. Для этого правоохранительными органами будут подготовлены соответствующие документы, в том числе подтверждающие принадлежность ребенка матери.

По словам Марины Ежовой, с самого начала руководство Дагестана старалось не заострять внимание на возвращении детей и женщин из зоны сирийского конфликта. Однако власти соседней республики сделали из этого публичную акцию, которую граждане страны и республики принимают по-разному.

«В рамках закона для детей, которых удается возвратить на родину, делается всё необходимое: это и медицинская помощь, и сопровождение со стороны социальных служб, и дальнейшее устройство ребенка», — заявила омбудсмен.

Если у одних дети и женщины, вернувшиеся из зоны конфликта, находят участие, то другие, наоборот, насторожены этим. Многие выражают недовольство и опасения, что под видом невинно попавших в руки вербовщиков женщин могут вернуться террористки.

Добавить комментарий